понедельник, 8 октября 2012 г.

В селе Эгра вспоминали своего великого земляка

28-29 сентября в Эгринском районе по инициативе его администрации и библиотеки прошли четвёртый раз кедрамитреевские чтения, если отсчёт вести с 1982 года, когда широко было отмечено в районе 90-летие основоположника удмуртской прозы. Чтения прошли в рамках дней литературы и искусства, приуроченных к 120-летию Кедра Митрея и юбилею района. Группа писателей, в т. ч. Егор Загребин, Владимир Котков, Семён Карпов, Анна Измайлова, Светлана Арекеева, Александр Шкляев выступили перед читателями в школах и сельских библиотеках. В рамках чтений состоялся фестиваль самодеятельной песни.

***
Жив Кедра Митрей, жив!

Сквозь время всё чётче прорезается лик Кедра Митрея. Родившись в конце ХIХ в., он, тогда ещё Дмитрий Корепанов, шагнул в ХХ-й. Жажда знаний повела его за 500 километров от своего дома в Казань – в инородческую учительскую семинарию, где он выступил против начётничества на уроках Закона Божьего, за что и был исключён из семинарии и объявлен душевнобольным. Скитался в поисках работы по деревням и весям Вятского края. Но он собирал фольклор, и ему удалось записать в Шарканской волости легенду «Эш-Тэрек», которая оказалась удмуртским поэтическим героическим эпосом. О своих страданиях написал повесть «Дитя больного века».
Дмитрия забрали в армию, он оказался на Дальнем Востоке в г. Благовещенске, но ему там удалось издать трагедию «Эш-Тэрек» под псевдонимом Пан Митрей. Он вообразил себя паном, потому что женился на полячке, которая родила ему потом 6 детей.
Вскоре он оказался втянутым в гражданскую войну, и оказывался то среди колчаковцев, то среди красных партизан, в конце концов, оказался поставленным под расстрел взвода белогвардейцев. Но после команды «пли!» он стоял невредимым: солдаты, знавшие его как офицера, выстрелили мимо. Так ли это было или по-другому, документов нет, эту историю мне рассказал Пётр Кириллович Поздеев, который общался с родственниками писателя. В ночь после расстрела у Кедра Митрея выпали все волосы. Поэтому он на портретах – без единого волоса на голове. Опыт участия в гражданской войне дал ему возможность написать повесть «Вужгурт».
В 1920-е годы он возглавлял редакцию газеты «Гудыри» («Гром»), в 1928 году был отстранён, как сторонник «нацдемовщины», но он успел сформировать удмуртский литературный язык и на нём написал роман «Секыт зибет» («Тяжкое иго»).
Под арестом в 1930-е годы он в лицо своим палачам говорил, что они сами бандиты и ставленники Ежова. Прошёл Магадан. Вернулся. А потом снова арест, ссылка в д. Чумаково Новосибирской области. На севере этой же области в д. Пихтовка, у самого края Васюганских болот, уходящих на сотни километров к тундре, отбывала ссылку дочь Артёма Весёлого – Заяра. Спустя десятилетия Заяра Весёлая напишет о Кедра Митрее повесть – «С верой и надеждой».
В 1950-е годы его реабилитировали. Издали его произведения. К 100-летию на родине поставили памятник. Но и в виде памятника кому-то Кедра Митрей был ещё неугоден: вандалы обезглавили бюст и сбросили в канаву.
Несколько лет назад вместе с делегатами конгресса финно-угорских писателей я был на родине марийского актёра и поэта Йыван Кырля. Пока экскурсовод довольно скучно рассказывал биографию, я читал в витрине под стеклом пожелтевшие листы с воспоминаниями. Один из современников поэта писал, что когда Йыван Кырля находился в лагере, туда привезли фильм «Путёвка в жизнь», где Йыван Кырля играл Мустафу. Перед началом фильма Йыван Кырля переживал, не вырезали ли кадры с его участием. Но когда он увидел себя в кадре, он с криком «Жив Йыван Кырля, жив!» вскочил и прыгал от радости.
Кедра Митрей умер в 1949 году от голода и холода. Ему было 57 лет. Если бы он остался жив и после реабилитации увидел свои переизданные произведения, вошедшие в школьные и вузовские хрестоматии, он тоже мог бы воскликнуть: «Жив Кедра Митрей, жив!». Он – Корепанов Дмитрий Иванович. Но он захотел остаться в истории Кедра Митреем из с. Эгра. Он хотел, чтобы его знали как удмурта из села, в названии которого остался древний угорский след. Он был человеком свободного духа, и как бы его ни притесняли, как бы над ним не измывались, как бы ни унижали, он остался жив.
Если ему будут ещё ставить памятник (и, конечно же, будут), я хотел бы видеть Кедра Митрея вырывающимся из гранитной глыбы, символизирующей его время и ту историческую среду, в которой он жил.
Александр Шкляев

понедельник, 16 января 2012 г.

14 января

В Национальном музее им. К. Герда отметили день рождения своего основателя - удмуртского поэта, учёного и общественного деятеля. В зале отдела этнографии  прошёл вечер поэзии, на котором доктор филологических наук, народный поэт Удмуртии Василий Ванюшев выступил с сообщением  "Традиции К. Герда в современной удмуртской поэзии". Молодой русский поэт из Можги Андрей Гоголев перед чтением своих ярких неординарных стихов выступил с размышлениями о родном языке. "Я не могу представить ситуацию, - сказал он, - когда Президент или Премьер России не знал бы русского языка. Это было бы неуважением к своему народу, это было бы непатриотично. К счастью, это России пока не грозит, хотя  руководители некоторых национальных республик не стыдятся незнания языка титульной нации" .
На вечере поэзии прозвучали стихи Татьяны Репиной, учащихся гимназии и др. В заключение вечера его участники зажгли свечи у подножия памятника Кузебаю Герду. Так открылись Гердовские дни, которые завершатся вручением Национальной  премии  им . Герда на заседании "Пичи Кенеша".

понедельник, 2 января 2012 г.

Окололитературные впечатления от 2011 года

Подводя итоги 2011 года, вспоминаются четыре события, которые произвели на меня наибольшее впечатление.

Первое, что меня потрясло, это – бесследное исчезновение летом проживающего в Можге выдающегося лирика, народного поэта Удмуртии Александра Белоногова. К этому событию было привлечено внимание даже президента Удмуртии А.А. Волкова как гаранта Конституции, но многочисленные поиски  результатов таки не дали.

Второе событие – празднование юбилея деревни Бани Кезского района, в рамках которого несколько запоздало отмечался юбилей уроженца этой деревни, народного поэта Удмуртии О.А. Поскрёбышева.  На месте разрушенного дома поэта был установлен стол с угощениями, и за ним мы, писатели, вместе с родными и близкимп поэта сидели, вспоминали поэта и сожалели, что не сохранили этот дом. Неизгладимое впечатление произвело то, как Василий Глушков и Василий Ванюшев, вспоминая строчку за строчкой, дуэтом читали стихи О. Поскрёбышева «Я продавал отцовский дом…».

Третье событие – юбилейные дни Трокая Борисова. Впервые так широко был отмечен юбилей этого энцициклопедически образованного человека, основателя удмуртской государственности, основателя газеты «Гудыри», лингвиста, врача, этнографа и т.д. Впечатлило и то, что к 120-летию этого поистине национального героя в Ижевске не поднялся обещанный памятник, что о чём-то тоже говорит.

Есть и четвёртое для меня значимое событие. В Удмуртском Национальном театре отмечали 100-летие выдающейся женщины А. Конюховой, учёного-методиста. На юбилее присутствовала и выступила сама А.Конюхова. Вдохновлённая этим вечером и личностью юбиляра, член Общественной палаты при Президенте Удмуртии, бывший министр образования УР А.В. Ерёменко сказала, что в Удмуртии должны изучать удмуртский язык как один из государственных языков не только удмурты, но и все проживающие в Удмуртии. Такую речь в уста бы нынешнего министра образования и науки Удмуртии!

С Новым годом!    

понедельник, 26 декабря 2011 г.

Свобода слова в УдГУ

Андрей Гоголев



















23 декабря в читальном зале 2 корпуса УдГУ прошли поэтические чтения «Брезентовая цапля. Вечер свободы слова».

Начало чтений омрачил неприятный казус – охрана не пропускала участников и гостей, которые не являются студентами УдГУ - их отправляли в первый корпус за получением разрешения, в связи с особым распоряжением. Но все же, несмотря на намеренную попытку препятствовать свободным поэтам, мероприятие состоялось.

четверг, 3 ноября 2011 г.

В память о Кузебае Герде


В столице Удмуртии 1 ноября, в день расстрела К.Герда, состоялся час памяти. Студенты, преподаватели, активисты удмуртского движения пришли к подножию памятника поэта зажечь свечи. Дождь помешал гореть свечам, но звучали стихи поэта. Сотрудница Национального музея им. К.Герда Евгения Сундукова рассказала об истории таинственного сундука, который уже много лет не даёт покоя исследователям творчества поэта. А.Г.Шкляев с чувством благодарности вспомнил имя В.Н.Недзвецкой, которая смогла сберечь часть бесценного архива К.Герда, в том числе восковые валики, на одном из которых оказался записанным голос поэта.